Материал по истории Воспитание и образование терских казаков в XIX веке


Шаповалова Мария Алексеевна.
Преподаватель истории
Ставропольский базовый
медицинский колледж
Воспитание и образование Терских казаков в XIX веке.
Большое значение терские казаки уделяли воспитанию и образованию молодежи. С самого раннего возраста подрастающему поколению передавались знания, которые были необходимы как для несения военной службы, так и для организации хозяйственной деятельности. В образовательном процессе акцент всегда делался на гармоничное развитие личности, обладающей как широким кругозором, так и высокими духовно-нравственными идеалами.
В Терском казачестве приоритет отдавался семейному воспитанию. Здесь формировалась личность маленького казака, проходили первые стадии социализации ребенка, формировалось его мировоззрение и система морально-нравственных ценностей.
Большое внимание терцы уделяли трудовому воспитанию. Дети достаточно раннего возраста активно помогали старшим членам семьи вести домашнее хозяйство. «Применительно к станице Слепцовской Терской области в источниках приводится возраст четыре года, именно в этот период ребенок начинал вовлекаться в трудовую повседневность». В казачьей среде существовали гендерные различия труда. Соответственно можно говорить о том, что в процессе трудового воспитания существовало своего рода разделение труда на женский и мужской. Специализация ребенка определялась традиционными представлениями о месте мужчины и женщины в семье и обществе. «…взрослый мужчина управляет плугом, семилеток сидит на ярме и погоняет быков… семилетняя девочка сидит, забившись в какой-нибудь в уголок в избе, и нянчит ребенка…».
Детство у казаков было недолгим. Примерно с семи лет ребенок начинал включаться во взрослую жизнь. Зыбкость границ между миром взрослых и детей объясняется не только тяготами трудовой повседневности, но и жилищными условиями сельских семей. Как правило, у казаков не было больших домов. Вся семья проживала в 1-2-х комнатах. Поэтому ребенок непроизвольно включался во взрослую жизнь, впитывал ее ценности. С другой стороны, взрослые привыкали к постоянному присутствию детей и практически не разграничивали поведение на допустимое при детях и в их отсутствие. «В присутствии ребёнка взрослые говорят между собою, не стесняясь, таких речей, которые не могут послужить ребёнку пользу».Очень часто казаки отдавали своих детей в наем. «Мальчики, как правило, пасли скот, а девочек нанимали в качестве нянек, что было чревато тяжелыми последствиями. Их вынуждали много работать, могли плохо кормить и регулярно подвергать телесным наказаниям». В качестве доказательства можно привести следующий пример: «казак станицы Воровсколеской отдал в наем свою младшую десятилетнюю дочь Ганну. По договоренности она должна была следить за детьми. Хозяин же заставил её пасти скот и полоть просо одновременно. Девочка упустила волов, и они повредили соседское поле. За этот проступок она была избита наемщиком, а когда вернулась домой, отец прогнал её обратно».
В Терском казачьем войске очень ярко была выражена религиозная направленность воспитания. Вера в Бога, основы религиозного миропонимания и мировоззрения закладывались ребенку с самого раннего возраста. Основой нравственности, по мнению терских казаков, являлось почитание Бога и старшего. Очень часто случалось так, что ребенок учился креститься раньше, чем говорить. «С максимально возможного раннего возраста их приучали читать молитвы и регулярно посещать церковные богослужения». В основном духовным развитием подрастающего поколения занималась мать, которая знакомила ребенка с различными обрядами, формировала религиозную культуру.
Игра – основной способ познания мира в детстве. В этом отношении детство терского казака не было исключением. Именно в процессе игры формировались навыки, которые были необходимы в дальнейшей жизни для выполнения воинского долга, ведения домашнего хозяйства и т.д. Все игры, в которые играли дети, проживающие в Терской области, можно разделить на три основные категории:
игры с игрушками;
игры без игрушек;
символические игры.
Традиционные игры терских казаков были направлены на физическое развитие ребенка, что было важно при подготовке будущего война, защитника своей Родины. В процессе игры юный казачонок развивал в себе такие качества как ловкость, меткость, внимательность и т.д. Особенно развитию этих умений способствовали игры со жгутом, палкой и другими предметами. Так в станице Хасав-юртовской Терской области была очень распространена игра «Жгут». «Все играющие, исключая одного жгутчика, садятся на земле в кружок на некотором расстоянии один от другого. Жгутчик же ходит кругом со жгутом в руке, иногда нагибаясь, делая вид, будто бы положил жгут на земле за спиною кого-нибудь из сидящих. Никто из сидящих не имеет права ни оглядываться назад, ни передвигаться с места, ни говорить другому из сидящих, что ему положили жгут. Жгут кладется за спиною в таком расстоянии, чтобы можно было достать его рукою, не сдвигаясь с места. Если жгутчик успел обойти круг после того, как положил жгут кому-нибудь, то он поднимает жгут и ударяет им этого нового жгутчика, а сам садится на его место. Если же кто из сидящих найдет жгут за своею спиною, то подымается бежать вслед за жгутчиком, стараясь нанести ему несколько ударов жгутом, пока тот не сделает круга и не займет освободившееся место: бежать как жгутчику, так и нашедшему жгут непременно следует в одну и ту же сторону, нашедший жгут становится жгутчиком». В станицах Терской области достаточно широко были распространены игры с ножом, которые вырабатывали умение обращаться с холодным оружием. Так в станице Ардонской очень любили играть в следующую игру: «на ровном, гладком месте земли выкапывают 35 ямок: 20 расположены по прямой линии, 14 образуют окружность, а пятнадцатая занимает центр ее и носит название соль. Число играющих неопределенно; каждый перед началом игры запасается палочкой, которой отмечаются выигранные ямочки. Приготовившись таким образом, начинают подбрасывать нож вверх. Во время полета нож должен вращаться. При падении ножа на землю играющие следят, какое положение он принял: если он лежит к верху выемкой, образуемой лезвием, то выиграна одна ямочка; если нож, вонзившись в землю, образовал прямой угол, выиграно 10 ямочек, если острый угол – 5 ямочек; если же нож лежит к верху ребром или стороной без выемки, то подбрасывающий уступает его следующему. Каждый играющий вправе подбрасывать нож только три раза, а потом ждет очереди. Выигранные ямочки отмечаются начиная от левой крайней из расположенных по прямой линии (она называется кашей) до соли, и обратно; при обратном счете окруженные ямочки опускаются. Тот игру окончит, кто «сходил з солью для каши», т.е. прошел 56 ямочек. Он перестает играть и ожидает окончания игры другими. Не успевший окончить своей партии должен тянуть зубами палочку, называемую зубом и слабо вбитую в землю. Вытянув зуб, он бежит с ним с целью незаметно уронить: все остальные играющие сопутствуют ему и следят, куда он его бросит. Найденный зуб снова забивают в землю и проигравшего снова заставляют его тянуть».
Особую роль в воспитательном процессе отводили крестным родителям. Терцы считали, что родные родители не могут объективно оценивать поступки своего ребенка и адекватно на них реагировать. Родители могут быть или чересчур строгими, или наоборот слишком мягкими по отношению к своему чаду. Крестные родители должны были объективно оценивать поступки ребенка, быть более справедливыми.
Немалую роль в формировании личности казака играло образование.  В Терском войске грамотность казачьего населения составляла среди мужчин свыше 75%, а среди женщин 24,9%. Разница между количеством образованных мужчин и женщин достаточно велика. Это связано прежде всего с тем, что «к девочкам предъявлялись повышенные требования, касающиеся домашней работы, ухода за младшими. Им просто некогда было играть и учиться. Более благосклонно общественное мнение относилось к обучению девочек в церковно-приходских школах, где основное внимание уделялось религиозной литературе и рукоделию. Таким образом, девочек готовили, прежде всего, к выполнению семейных, домашних обязанностей». В отношении девочек бытовало стойкое убеждение, что «девок учить нечего, пусть лучше мужьям пироги пекут, да рубахи чинят».
М. Караулов в своем исследовании говорит о том, что «процент грамотных обоего пола (37,0) не только далеко выше среднего по Империи (21,1), но даже значительно превосходит и порайонный высший, равный 30,5 % (в Привисленском крае). По сравнению же с прочими казачьими войсками Терское стоит все-таки четвертым от конца, уступая Войскам Оренбургскому (57 %), Астраханскому (50%), Донскому (50%), Сибирскому (44 %), Уральскому (41%)».
Достаточно хорошо была развита сеть начальных учебных заведений. Практически в каждой станице, относящейся к Терской области находились одноклассные, двуклассные и «городские» станичные училища. Кроме того, была возможность получения образования в церковно-приходских школах. Они давали своим воспитанникам элементарное образование. В одноклассных училищах изучали русский язык, Закон Божий (для православных) или историю ислама (для мусульман), арифметику. В двухклассных училищах к этим предметам добавлялись география, история, черчение, естествоведение, церковное пение. Кроме этого в училищах могли вводиться дополнительные занятия по гимнастике, ремеслам и мастерству для мальчиков и рукоделие – для девочек. При некоторых школах организовывались занятия по садоводству, огородничеству, пчеловодству. Большее число школ были одноклассными. «Общее число детей войскового сословия, обучающихся в низших учебных заведениях, составляет 13671, в том числе мальчиков 8987 и девочек 4684. На 1000 душ войскового населения приходится учащихся обоего пола 60, мужского пола 78 и женского пола 41. В сравнении с прочим населением Терской области казаки стоят по образованию далеко выше, так как на 1000 душ невойскового населения приходится учащихся в низших учебных заведениях около 28 обоего пола, около 34 мужского пола и 17,5 женского пола».
Наряду с сельскими светскими и церковно-приходскими школами вели свою деятельность мусульманские примечетские школы. «Ввиду того, что они плохо регистрировались, установить точную численность примечетских школ весьма затруднительно. Эти школы возникали в любое время года в зависимости от желания преподавателя или учащихся и так же легко и неожиданно могли закрыться».
Среднее образование было распространено гораздо меньше начального. «В то время как на 1000 душ казачьего населения приходится получающих среднее образование обоего пола около 4-х (в том числе мужского 5,5 и 2,1 женского), на 1000 душ невойскового сословия оказывается получающих среднее образование 6,4 (7,3 мужского и 5,4 женского)». Таким образом можно говорить о том, что среднее образование в неказачьей среде было распространено гораздо больше, чем среди казаков.
В 1876 г. завершилось преобразование реальных гимназий в реальные училища по уставу 1872 г. Главным источником содержания реальных училищ являлись средства, выделяемые государственным казначейством, а также пособия городских обществ и деньги, собиравшиеся от платы за учение. К началу 1878 г. в Кавказском учебном округе функционировало 16 реальных училищ, частью преобразованных из уездных, а частью открытых вновь. В Терской области первой была преобразована а реальное училище горская школа Осетии. «Открытое в 1859 г. во Владикавказе горское окружное училище в 1867 г. было преобразовано во Владикавказскую реальную прогимназию. В 1870 г. здесь обучалось 177 человек, из них 70 осетин».
В конце XIX – начале XX в. сеть профессионально-технических учебных заведений расширялась. Однако ее рост сильно отставал от потребностей промышленности, транспорта и сельского хозяйства в техническом персонале. Наряду со специальными профессионально-техническими и ремесленными учебными заведениями некоторую профессиональную подготовку давали ремесленные классы и отделения при различного рода низших общеобразовательных училищах.
«В высших учебных заведениях обучается лиц войскового сословия 50 мужского пола и женского 8, а всего 58, т.е. 0,025 % всего войскового населения, тогда как невойскового 493 мужского пола и 258 женского, а всего 751 учащийся, т.е. 0, 079 % всего невойскового населения».
Также имеются статистические данные о количестве казаков, получающих военное образование. «военное образование получало всего 106 казаков, из которых было в военных академиях 3, в военных училищах 18 и в военно-ремесленных школах 60». В XIX веке правительство приняло ряд мер, направленных на повышение уровня образования военного казачества. «Во второй половине XIX века в связи с повышением уровня технического оснащения казачьих войск военный совет принимает ряд мер, направленных на повышении е грамотности не только среди офицерского состава, но и среди нижних чинов. Устанавливается строгий порядок производства в чин унтер-офицера и урядника, которыми могли стать только обученные грамоте казаки, имевшие не менее 2-х лет опыта действительной службы… С целью пополнения кадрового состава инженерами и целевым путем привлечь специалистов, воспитанникам Линейного войска предоставлялись льготы на поступление в некоторые училища. Военный министр издал указ «Об освобождении от экзамена в иностранных языках воспитанников Кавказского Линейного казачьего войска, поступающих в Институт Корпуса Инженеров и Строительного училища Главного Управления Путей Сообщения» от 31 декабря 1856 году». Эти меры должны были способствовать привлечению в военное управление Терского казачества более квалифицированных, лучше подготовленных специалистов. Зачастую молодых людей отправляли на учебу в учебные заведения узкой направленности в другие регионы России. «Фельдшеров готовили в военно-фельдшерских школах: Новочеркасской (на 75 человек), Екатеринодарской (на 60 человек), в Оренбургской, Омской и Читинской».
Таким образом, можно сделать вывод о том, что на протяжении XIX века, а особенно во второй половине, наблюдается рост числа учебных заведений в станицах Терской области, меняется их статус. Соответственно появляется больше возможностей для получения образования. С увеличением уровня образования основной массы населения обычно происходит изменение мировоззрения в большей части общества. Так, по мнению А. Ржевуского, «раньше казаки стремились развить наездничество и ловкость, а теперь больше интересуются, грамотен ли казак, нравственен».
Список источников и литературы
1.Амбарцумян К.Р. Взаимодействие поколений в семьях сельского населения Ставрополья и Терека (вторая половина XIX – начало ХХ века). Ставрополь, 2009.
2.Боднева H.A. Специфика семейного воспитания Терского казачества (до октября 1917 года) / Н.А.Боднева // Страницы истории педагогики. Вып.25. Материалы для студентов по изучению курса истории педагогики / Под редакцией профессора В.В.Макаева. – Пятигорск, 2008.
3.Гатагова Л.С. Правительственная политика и народное образование на Кавказе в XIX в. М., 1993.
4.Гатагова Л.С. Правительственная политика и народное образование на Кавказе в XIX веке. М., 1993.
5.Детские игры и забавы в станицах Кубанской и Терской областей. Краснодар, 2011.
6.История народов Северного Кавказа конец XVIII – 1917 год/под ред. А.Л. Нарочницкого. Т. II. М., 1988.
7.Караулов М.А. Терское казачество в прошлом и настоящем. Владикавказ, 1912.
8.Книевский С.А., Немашкалов П.Г. Казачество Северо-Восточного Кавказа в XIX – начале ХХ вв.: административно-экономический аспект. Ставрополь, 2012.
9.Кон И.С. Ребенок и общество (историко-этнографическая перспектива). М., 1988.
10.Ржевуский А. Терцы. Владикавказ, 1888.
11.Семенов П. Станица Слепцовская Терской области Владикавказского округа// Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Тифлис, 1881. Вып. 1.
12.Созаев А.Б. К вопросу о развитии народного образования в Терской области в конце XIX – нач. ХХ вв.: Материалы Всероссийской научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых// Перспектива – 2005. Т. II. Нальчик, 2005.
13.Терновский П. Село Чернолесское //Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Тифлис, 1881. Вып. 1.
14.Урусов С. М. Станица Екатериноградская, Терской области Моздокского отдела// Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Тифлис, 1904. Вып. 33.

Приложенные файлы

  • docx 220995
    Размер файла: 37 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий